Последние цитаты
Зализняк, Андрей Анатольевич
Лингвистика
немало отечественных любителей делают по­ пытки прочесть по-русски (т. е. на современном русском языке) те или иные надписи (или другие тексты), относ...
Зализняк, Андрей Анатольевич
Лингвистика
внешнее сходство двух слов (или двух корней) само по себе еще никоим образом не является свиде­тельством какой бы то ни было исторической связи между ...
Трошев Генадий Николаевич
Чеченские войны 90х
31 декабря 1994 года началась операция. По мнению некоторых генералов, инициатива «праздничного» новогоднего штурма принадлежала людям из ближайшего о...
Рейтинг@Mail.ru

Просмотр источника

Крымские татары. 1941 - 1991. Раздел 1. Заложники войны. Глава 1. Военные действия в Крыму в 1941-1942 гг.

Бекирова Гульнара

Нападение фашистской Германии явилось полной неожиданнос­тью для руководства СССР. Договора о ненападении, дружбе, взаи­мопомощи, поздравительные телеграммы, которыми обменивались Гитлер и Сталин, - казалось, ничто не предвещало близкого конца "интимной дружбы братьев-разбойников"1, доселе совершивших гра­бительский раздел Восточной Европы.

Все было перечеркнуто 22 июня 1941 года в 4 часа утра, когда германские войска атаковали границы СССР и подвергли бомбарди­ровке ряд стратегически важных населенных пунктов, в том числе Севастополь2. 30 июня 1941 года решением ЦК ВКП(б), Президиу­ма Верховного Совета СССР и Совнаркома СССР был создан чрез­вычайный орган власти - Государственный Комитет Обороны, со­средоточивший всю полноту власти в период войны.

Геополитическая значимость Крымского полуострова была из­давна оценена его близкими и дальними соседями. Для Германии ов­ладение Крымом означало возможность контролировать Черное и Азовское моря, приблизиться к нефтеносным районам Кавказа и ока­зывать постоянное политическое давление на Румынию, Турцию и Болгарию. Кроме того, полуостров являлся отличным плацдармом для базирования авиации. Поэтому захвату Крыма в планах немецкого командования отводилось особое место.

Уже с первых дней войны началась мобилизация в Красную Армию. По переписи 1939 г. в Крымской АССР проживало 1.126.429 человек, из них русских - 558,5 тыс. (49,6%), татар - 218,9 тыс. (19.4%) (перепись учитывала "татар", а не "крымских татар*'), украинцев -154,1 тыс. (13,7 %). евреев - 65,5 тыс. (5,8 %) и т.д. К началу июля 1941 году добровольцев в Крыму было около 10 тысяч, успешно прошла и объявленная 10 августа 1941 г. мобилизация военнообязанных 1890-1904 и молодежи 1922-1923 годов рождения. Всего в первые месяцы войны было мобилизовано 93 тысячи человек, большая часть которых влилась в четыре сформированные крымские дивизии.

Прифронтовое положение полуострова потребовало создания в городах и районах истребительных батальонов - военизированных добровольческих соединений граждан для охраны важнейших объектов и борьбы с диверсантами и шпионами. Формировалось народное ополчение. Было создано 33 истребительных батальона, 155 подразделений народного ополчения, 3300 групп самозащиты и МПВО, в которых состояло свыше 166 тысяч человек. В городах и на железнодорожных узлах были сформированы аварийно-восстановительные отряды для ликвидации последствий вражеских бомбардировок. Исключительное значение приобрело строительство оборонительных сооружений, дорог, аэродромов. К июлю 1941 г. на этих работах было занято 40 тысяч человек3. Начались эвакуация населения (всего в 1941-мае 1942 г. было вывезено около 270 тысяч человек4), а также оборудования, предприятий, скота.

20 августа 1941 года, согласно директиве Ставки Верховного Главнокомандования, на базе 9-го стрелкового корпуса была сформирована 51 -я Отдельная Армия (на правах фронта) - для обороны Крыма. В нее вошли 106, 156. 271 и 276-я стрелковые дивизии, 40, 42, 48-я кавалерийские дивизии. В оперативном подчинении армии находился Черноморский флот. Командующим армии стал генерал-полковник Ф.Кузнецов, его заместителем - генерал П.Багов, член Военного Совета - корпусный комиссар А.Николаев. Штаб армии располагался в Симферополе.

После сформирования армия выполняла задачу обороны Крыма - Арабатской стрелки, Чонгарского перешейка, Ишуньских позиций, южного берега Сиваша. С 18 октября вела упорные оборонительные бои с превосходящими силами противника на Ишуньских позициях, Чонгарском, затем - Керченском перешейке5. В Крымской оборонительной операции (18.10-16.11.1941), помимо 51 -й армии, принимали участие войска Приморской Армии и Черноморского флота. Общая их численность составила 2356006.

Уже в ноябре 1941 г. советские войска были вынуждены отступать. Сегодня очевидно, что такое положение дел менее всего было обусловлено отсутствием личного мужества советских солдат, основная причина здесь - общая неподготовленность руководства СССР к этой войне... Существенным фактором, обескровившим армию, явились и репрессии в отношении командного состава в предвоенный период.

Вот как описал в своих воспоминаниях события первого этапа борьбы за Крым (24 сентября - 16 ноября 1941 года) рядовой 51-й армии Абдураман Бариев. Его свидетельство дает ясное представление и об уровне готовности советской армии, и о том, в каких условиях оказались люди, брошенные в мясорубку войны: "Во всем батальоне пригодных к работе было роздано 18 винтовок. Остальные 700 солдат из батальона стояли перед немцами с лопатой и киркой... Сопротивление было бесполезно... На Крымском фронте советская армия рассыпалась. Солдаты либо погибли, либо попали в плен. Небольшая часть перебежала к партизанам в лес. После того, как был приказ: "Пусть каждый идет куда хочет, спасает свою голову",  — каждый заботился только о себе"7.

А вот как оценил поражение 51-й армии заместитель командующего П.Батов: "Ее можно обвинить во многих смертных грехах: Крым мы не удержали. Однако нужно сказать и следующее: эта армия, созданная наспех, плохо вооруженная, в течение тридцати четырех дней сдерживала одну из лучших армий гитлеровского вермахта. Немцы понесли большие потери, а главное - было выиграно время для эвакуации в Крым одесской группы войск, без чего вряд ли была бы возможна длительная оборона Севастополя. Беда 51-й армии заключалась в том, что, во-первых, она не имела боевого опыта и была недостаточно технически вооружена; во-вторых, те силы и возмож­ности, которыми она располагала, использовались подчас неумело, без учета сложившейся обстановки"8. Как видим, это тот нечастый случай, когда оценки рядового и генерала совпали.

Потери советских войск в Крымской оборонительной операции составили 48438 человек9. В ноябре 1941 в Крым вошли немцы.

Отметим, что, несмотря на многонациональный состав 51-й ар­мии10, ее поражение позднее стало одним из официальных поводов к депортации крымскотатарского народа. В проекте постановления о выселении крымскотатарского народа, подготовленном наркомом внутренних дел Л.Берия, говорилось: "Все призванные в Красную Армию составляли 90 тысяч человек, в том числе 20 тысяч крым­ских татар... 20 тысяч крымских татар дезертировали в 1941 году из 51-й армии при отступлении ее из Крыма"11. Достоверность подоб­ного утверждения Берии, мягко выражаясь, крайне сомнительна, осо­бенно если учесть, какую задачу оно было призвано выполнить -обосновать правомочность депортации крымских татар с террито­рии полуострова. Увы, и сегодня абсурдный аргумент о 20 тысячах призванных и стольких же дезертировавших реанимируется защит­никами акции выселения крымских татар как неопровержимый факт -с упорством достойным лучшего применения. Тем паче, если вспо­нить, что в 1941 году отступление советских войск на советско-гер­манском фронте носило тотальный характер, принимая порой формы панического бегства, и дезертирство вряд ли можно считать преро­гативой исключительно крымскотатарских солдат.

...

Примечания:

1 Выражение публициста-эмигранта Георгия Александрова.

2        Речь В.М. Молотова 22 июня 1941 г. http://www.tvzvezda.ru/7icM15483

3        Акулов Д. Крым в Великой Отечественной войне // Книга Памяти
Республики Крым. Том I. Симферополь, 1994. С.6-8.

4        Крым в Великой Отечественной войне 1941-1945 /Сост. В.К.Гарагу-
ля. И.П.Кондранов, Л.П.Кравцова. - Симферополь, 1994. С.21.

5        Крым в Великой Отечественной войне 1941-1945 /Сост. В.К.Гарагу-
ля, И.П.Кондранов, Л.П.Кравцова. - Симферополь, 1994. С.6-7.

6        Книга Памяти Республики Крым, том 8, с. 173.

7 Бариев А. Джен к йыллары хатирелери. 1941-1945 (Воспоминания о военных годах). 4.1. 23.IV. 1941 -15.V. 1942. С.49. Архив автора.

8Батов П. В боях и походах. Книга размещена в Интернете на http://militera.lib.ru/memo/russian/batov/01.html

9 Под "потерями" понимаются убитые и пропавшие без вести. Книга Памяти, том 8, с. 173.

10  Вот, например, что пишет А.Бариев о составе своего полка: "Наш 476-й полк входил в состав 51 -и Особой Крымской Армии. Солдаты полка были набраны из рабочих и служащих Керчи и деревень Ленинского, Судакского, Джанкойского и Калайского. И еще от Сейтлер и Ичкинского районов. Комбат (начальник штаба батальона) был Николай Костенко, штабные начальники Зуфер Аблязимов, адъютант Иванковицер Б.Е., стар­ший писарь Абдураман Бариев, химинструктор Агафонов; 7-я рота- ко­мандир Асланов Гамзат; 8-я рота - командир лейтенант Терещенко; 9-я рота- командир лейнант Шашиев; 3-я рота-командир лейненантСегеда; 3-я пулеметная рота-Самборг; начальник санчасти-фельдшерица М.Ка­тукова; начальник снабжения - Михей (караим); три политрука - в 7-й роте был политрук Мевлюд". Бариев А. Указ. соч., с.8.

11    Государственный архив Российской Федерации (далее - ГАРФ), ф."Особая папка Сталина'", д.65, л.41-42.

12  Раманичев М.Н. Невиданное испытание // Война и общество. 1941-1945. В двух книгах. Москва: Наука, 2004. С.79.

13  Российский Государственный архив социально-политической исто­рии (далее РГАСПИ). Ф.17 (ВКП(б)-ЦК КПСС), оп.43, д. 1043, л. 15.

14  Бариев А. Дженк йыллары хатирелери. 1941-1945. 4.1. 23.IV.1941-15.V.1942. С. 142-144. Архив автора.

15  Из протокола заседания партактива 4 февраля 1942 г. РГАСПИ, ф. 17, оп.43, д. 1043, л.15-17.

Как показывают сохранившиеся партийные документы, в результате та­ких проверок в 1941-1942 гг. было исключено из рядов партии огромное число коммунистов Крыма, уклонившихся от эвакуации. (См., в частно­сти: РГАСПИ, ф. №17, оп. 43, дд. 1043, 1044). После окончания войны прокатилась очередная волна исключений - все с той же мотивацией -"за пребывание на оккупированной территории".