Последние цитаты
Зализняк, Андрей Анатольевич
Лингвистика
немало отечественных любителей делают по­ пытки прочесть по-русски (т. е. на современном русском языке) те или иные надписи (или другие тексты), относ...
Зализняк, Андрей Анатольевич
Лингвистика
внешнее сходство двух слов (или двух корней) само по себе еще никоим образом не является свиде­тельством какой бы то ни было исторической связи между ...
Трошев Генадий Николаевич
Чеченские войны 90х
31 декабря 1994 года началась операция. По мнению некоторых генералов, инициатива «праздничного» новогоднего штурма принадлежала людям из ближайшего о...
Рейтинг@Mail.ru

Просмотр источника

Почему он нас уничтожал? Сталин и украинский голодомор. - Почему Сталин нас уничтожал?

Кульчицкий Станислав Владиславович

...

Почему национальность непосредственных исполнителей должна иметь какое-то значение при определении меры ответственности за преступление? Суждение немецкого профессора страдает типичной абсолютизацией этничности. В равной мере не имеет значения национальность организаторов государственной акции, повлекшей за собой смерть миллионов людей. Кому придет в голову бросить тень на народы, из лона которых вышли грузин Сталин, еврей Каганович, русский Молотов, поляк Косиор?

Отбросив спекуляции на национальной принадлежности исполнителей и организаторов, которыми любят пользоваться крайние националисты, посмотрим, как был организован геноцид.

Чтобы провести в жизнь задуманную идею, Сталину надо было обозначить врага. Поэтому вполне естественное нежелание крестьян работать без оплаты на колхозных полях квалифицировалось как «кулацкий саботаж». Нежелание компартийно-советских работников выбивать хлеб у голодающих крестьян рассматривалось как «измена». В циркуляре от 13 декабря 1932 года к местным парторганизациям С. Косиор предлагал немедленно поднимать вопрос о лишении «изменников» партийных билетов с последующей ссылкой их на север, заключением на длительные сроки, расстрелом.

Косиоровский циркуляр был реакцией на отношение местных руководителей к инструкциям чрезвычайных хлебозаготовительных комиссий — Молотова в Украине и Кагановича на Кубани. Принятые к исполнению инструкции были продиктованы Сталиным и сводились к террору голодом.

2–4 ноября бюро Северо-Кавказского крайкома ВКП(б) рассмотрело вопрос «О ходе хлебозаготовок и сева по районам Кубани». 10 кубанских районов были посажены на «черную доску»: за короткое время из них вывезли все зерно и почти все продовольствие. 18 ноября под давлением Молотова было принято постановление ЦК КП(б)У, а 20 ноября — постановление СНК УССР, почти идентичные по содержанию и под одинаковым названием: «О мероприятиях по усилению хлебозаготовок». Основным пунктом украинских и кубанского постановлений было введение натуральных штрафов. Колхозам, колхозникам и единоличникам, задолжавшим хлеб государству, устанавливалось дополнительное задание по мясозаготовкам в размере 15-месячной нормы и по заготовкам картофеля в размере годичной или двухгодичной нормы. Свою позицию Сталин озвучил уже после принятия этих постановлений. Выступая 27 ноября на объединенном заседании политбюро ЦК и президиума ЦКК ВКП(б), он заявил, что Украина и Кубань скрывают зерно в ямах, саботируют хлебозаготовки и угрожают голодом рабочему классу.

Местные власти быстро справились с поставленной задачей о вывозе хлеба, мяса и картофеля из колхозов и совхозов. Вывезти продовольствие с крестьянских подворий было труднее. Находясь с инспекцией в Одесской области, Каганович 23 декабря инструктировал секретарей райпарткомов: «В морду бить никогда не следует. Но умело проведенные обыски, и не только у единоличников, но и у колхозников, рабочих, коммунистов — это не перегиб. Надо село взять в такой «штосс», чтобы сами крестьяне раскрыли ямы».

К Кагановичу подключился сам Сталин. 1 января 1933 года он отправил в Харьков телеграмму, оформленную как постановление ЦК ВКП(б). В ней — весь тридцать третий год:

-

«Предложить ЦК КП(б)У и СНК УССР широко оповестить через сельсоветы колхозы, колхозников и трудящихся единоличников, что: а) те из них, которые добровольно сдают государству ранее расхищенный и скрытый хлеб, не будут подвергаться репрессиям; б) в отношении колхозников, колхозов и единоличников, упорно продолжающих укрывать расхищенный и скрытый от учета хлеб, будут применяться строжайшие меры взыскания, предусмотренные постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. (об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении социалистической собственности)».

Жуткое содержание этой новогодней телеграммы становится понятным только при аналитическом изучении. Первый пункт был предупреждением: сдавайте хлеб. Характер репрессий не определялся. Второй пункт понятен в сопоставлении с первым. Он адресовался крестьянам, проигнорировавшим предупреждение. Но таких крестьян нужно было выявить. Следовательно, сталинская телеграмма была сигналом к массовым обыскам. В ходе обысков зерно могли найти или не найти. В первом случае крестьян ожидали репрессии на основании закона от 7 августа 1932 года. Какие действия Кремль предусматривал во втором случае, не сообщалось. Но с ноября 1932 года на тех, у кого хлеб не находили, налагали натуральные штрафы. Отсюда следовал понятный всем крестьянам вывод: у кого не найдут хлеб, заберут другие продовольственные продукты длительного хранения.

Из-за недостатка газетной площади нет возможности показать картину обысков по воспоминаниям тех, кто выжил. Отмечу основное: забирали не только зерно, мясо с салом и картофель, как предусматривалось партийно-правительственными постановлениями. Забирали свеклу, горох, фасоль, пшено, лук, фруктовую сушку и все остальное, чем крестьяне запасались до следующего урожая. Под руководством уполномоченных по хлебозаготовкам, чекистов и милиционеров обыски в каждом селе проводили члены комитетов незаможных крестьян. Осуждать их нельзя, они хотели есть. Как нельзя осуждать и тех обысканных, которые потом ели своих детей или родителей.

Государственные заготовки хлеба урожая 1932 года начались в июле. До конца октября было заготовлено 136 млн. пудов. За три месяца деятельности комиссия Молотова «заготовила» еще 87 млн. пудов. Какую долю в ее «достижениях» составляло зерно, найденное во время обысков? Есть справка: органами ГПУ и НКВД за период с 1 декабря по 25 января было изъято 1,7 млн. пудов хлеба.

Редакция газеты «Правда» организовала в Украине декаду по борьбе с кражами зерна. В рейде, который проходил с 7 по 17 августа 1932 года, участвовали 100 тыс. «ударников прессы». Корреспондент «Правды» по Днепропетровской области призывал: ищите, ведь существует подземный «пшеничный город»! «Ударники» тогда ничего не нашли, а подворные обыски в декабре и январе дали мизерное количество хлеба (следует добавить, что в эти 1,7 млн. пудов входил также хлеб, найденный у перекупщиков). Под прикрытием легенды о подземных «пшеничных городах» в украинских и кубанских селах была осуществлена отвратительная акция изъятия хлеба и всего незернового продовольствия, не имеющая ничего общего с хлебозаготовками.

Цель этой акции очерчивает оговорка С. Косиора в письме к Сталину от 15 марта 1933 года: «Научить колхозников уму-разуму». Это суждение совпадало со сделанным тогда же выводом секретаря ЦК КП(б)У М. Хатаевича: «Среди большинства тех колхозников, которые совсем еще недавно таскали и воровали колхозный хлеб, относились небрежно к колхозному имуществу, не хотели честно работать в колхозном производстве, замечается, что они все более осознают необходимость честно и старательно работать для колхоза». Такой же мотив звучит в адресованном итальянскому правительству рапорте консула в Харькове Серджио Градениго от 31 мая 1933 года. В разговоре с ним высокопоставленный чекист заявил, что нужно было «дать крестьянам урок», (per dare una lezione al contadino). Наконец другой, уже вовсе ужасающий ракурс этого мотива встречаем в докладе наркома земледелия А. Одинцова, который побывал в селах Киевщины. «Растет сознательность людей, в том числе голодающих, и злоба против лентяев и воров, — писал он в отчете. Добросовестные колхозники — за смерть от голода лентяев и воров».

Соответствуют ли действительности приведенные утверждения? Несомненно! Целью сталинского террора было воспитание убийством. Это многократно подтверждалось бурной деятельностью Павла Постышева, которого Сталин назначил на должность второго секретаря ЦК КП(б)У. В конце января 1933 года он приехал в Харьков, оставаясь в ранге секретаря ЦК ВКП(б). От Сталина он имел два основных поручения: во-первых, покончить со «скрыпниковщиной» и, во-вторых, спасти крестьян, способных работать на севе. С 1 февраля хлебозаготовки в Украине официально прекращались. Республика стала получать продовольственные и семенные займы. Тех крестьян, которые могли работать, государство теперь кормило.

22 января 1933 года Сталин и Молотов разослали секретную директиву с требованием не допустить массового выезда крестьян в другие регионы. Все пути, ведущие из Украины и Северо-Кавказского края, в том числе грунтовые дороги, перекрывались органами ГПУ, милиции и местного комнезаможного «актива». Голодающие крестьяне, за исключением тех, кого государство начинало кормить на полевых станах, должны были умирать медленной смертью в своих собственных селах.

Не зная того фактического материала, который теперь знаем мы, И. Лысяк-Рудницкий в статье «Новый Переяслав», впервые опубликованной в 1956 году в парижском польскоязычном журнале «Культура», дал на удивление точную характеристику положения Украины в годы сталинской диктатуры: «Политика Сталина относительно Украины сводилась к гигантской попытке сломить сопротивление украинского народа посредством физического насилия. При этом, по-видимому, речь не шла о тотальном истреблении украинцев, как это сделано с крымскими татарами, волжскими немцами, калмыками и некоторыми северокавказскими народами; для этого украинцы слишком многочисленны. Зато Сталин последовательно призывал к тому, чтобы уничтожить все активные украинские общественные группы, чтобы таким образом, обезглавив нацию, заставить ее капитулировать и сделать из нее послушное орудие в руках кремлевских власть имущих».

Голодомор в Украине и на Кубани существенно повлиял на формирование советской экономики, какой мы ее знаем. Убедившись в том, что крестьяне не будут работать в колхозах бесплатно, Сталин инициировал постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 19 января 1933 года «Об обязательной поставке зерна государству колхозами и единоличными хозяйствами». Этим постановлением государство признавало, что выращенная в колхозах продукция принадлежит крестьянам. Признавалось, что государству должна поступать только часть этой продукции в виде налога. Налог должен быть известен колхозникам еще до начала сельскохозяйственного года. Вся остальная продукция принадлежала крестьянам и могла быть использована ими по собственному усмотрению. Впервые это создавало заинтересованность в результатах коллективного ведения хозяйства.

Послесловие

 

Автору не удалось в рамках даже такого обширного цикла статей изложить все существенные аспекты проблемы украинского Голодомора под избранным углом зрения. Однако сказанного будет достаточно, чтобы отклонить поверхностные аргументы противников концепции Голодомора как геноцида.

 

Важной задачей украинских историков является распространение добытой аргументации в украинском обществе и во всем мире. Международная общественность должна признать Голодомор геноцидом украинского народа.

-

24 ноября 2005 года